Осужденная за убийство горожанка не признала свою вину. Ее родственники готовы бороться дальше

Осужденная за убийство горожанка не признала свою вину. Ее родственники готовы бороться дальше
Фото: архив "Вечернего Карпинска"

20 декабря городской суд приговорил 30-летнюю жительницу Карпинска к девяти годам лишения свободы за убийство своего сожителя, бывшего мужа. Сторона защиты с обвинением не согласна, по словам адвокатов: «В деле нет прямых доказательств. А те доказательства, которые есть, безосновательны, косвенны и противоречивы». 

Сам инцидент произошел 14 мая 2019 года в одной из квартир дома №96 на улице Советской. Доподлинно известно, что в этот день ныне покойный Вячеслав выпивал со своим знакомым. В итоге Вячеслав уснул на диване, а его знакомый – на кухне. Около четырех часов дня в квартиру зашла бывшая жена Вячеслава – Вера. Она зашла в квартиру вместе со своей знакомой, женщины увидели бездыханное тело и вызвали полицию. Правоохранительные органы прибыли на место, осмотрели квартиру, опросили свидетелей. Задерживать кого-либо полиция не стала. 

На следующий день, 15 мая, Веру пригласили в полицию для дачи показаний по поводу вчерашней ситуации. Женщина получала статус подозреваемой в убийстве. Мотив – недавняя ссора с бывшим мужем с применением насилия. 

«Подумай о дочери»

По версии следствия, Вера задушила своего бывшего мужа, пока тот спал. А чтобы обеспечить себе алиби, покинула квартиру и через некоторое время вернулась домой со своей знакомой. По крайней мере, именно такое признание она дала правоохранительным органам и подписала все бумаги... 

– Вера не могла не подписать это признание. Она просто испугалась, так как в адрес ее близких поступали угрозы, – утверждает мама Веры Любовь Владимировна. – Говорили, мол, твоему брату скоро в армию, и будет нехорошо, если у него вдруг найдут наркотики. Говорили что-то вроде «подумай о дочери» и так далее. Плюс ко всему адвокат, которая должна была защитить Веру, сославшись на 51-ю статью Конституции (право не свидетельствовать против себя, – прим. ред.), не сделала этого, а, наоборот, сказала подписывать это признание. 

Об угрозах со стороны правоохранительных органов Вера открыто говорила в суде. Это запротоколировано и в официальном документе приговора, где говорится: «На стадии предварительного расследования путем угроз причинения вреда ее несовершеннолетней дочери, ее родителям и брату сотрудники полиции получили от нее показания, оформленные как явка с повинной». 

Тем не менее суд не принял эту информацию во внимание, сославшись на то, что подтверждения этих данных нет, а явка с повинной – есть. 

Смертельные дозы

На суде чистосердечное признание Веры было подкреплено заключением судебно-медицинской экспертизы, в котором говорится, что «смерть наступила в результате механической асфиксии от сдавливания органов шеи тупым твердым предметом». Такой вывод был сделан ввиду того, что в мягких тканях шеи было обнаружено кровоизлияние. то есть судмедэксперт утверждает, что смерть – криминальная. 

Первое, на что указывает сторона защиты, это то, что судмедэксперт начал составлять заключение спустя четыре дня после похорон, на основе документа предварительного исследования трупа. И это может нести за собой некоторые неточности, нежели если бы заключение было составлено при непосредственном осмотре тела. 

Чтобы узнать, были допущены неточности или нет, сторона защиты направила акт обследования трупа трем независимым друг от друга судмедэкспертам. Все они указали на то, что смерть – не криминальная и наступила она из-за двойной смертельной дозы алкоголя. 

Поясним, что официально «смертельным отравлением» именуется концентрация этилового спирта в крови от 5 процентов. В теле мужчины эта цифра была на уровне 9,53 процента. Местная судмедэкспертиза эти данные в расчет не взяла и обосновала это тем, что говорить о пагубном влиянии такого количества алкоголя на организм без клинической картины невозможно. Клиническая картина – это совокупность тех или иных заболеваний при жизни человека. 

Что касается удушения, то независимые судмедэксперты в своих заключениях это утверждение опровергают. «Между кровоизлияниями в мягкие ткани шеи <...> и смертью причинно-следственная связь отсутствует», – написал в своем заключении специалист в области судебно-медицинской экспертизы Александр Мерзляков. Также Александр Сергеевич заключил, что «механическая асфиксия от сдавливания органов шеи тупым твердым предметом» не нашла подтверждения по одной простой причине – следов давления на шее не обнаружено, а кровоизлияние могло произойти как при жизни, так и после смерти. Об этом Мерзляков говорил как в своем заключении, так и в зале суда. 

Тем не менее судом во внимание было принято заключение лишь местной судмедэкспертизы. Прошение адвоката о проведении комиссионной экспертизы суд отклонил. 

Позиция защиты

Кроме признания и судмедэкспертизы, сторона защиты ставит под сомнение ряд других обстоятельств, в числе которых: неопровергнутое алиби Веры, неподтвержденные показания свидетелей и итог следственного эксперимента, который, по мнению защитников, идет вразрез с утвержденным заключением судмедэкспертизы. Суд противоречий не увидел. 

– Нам просто не дали шанса доказать свою невиновность, – говорит мать осужденной Любовь Владимировна. – Вера не виновата не потому, что это моя дочь, а потому, что на это указывает очень много фактов, которые почему-то не были приняты во внимание. Сейчас мы готовим материалы в областной суд, где, я надеюсь, во всем разберутся и не допустят, чтобы невиновный человек сел в тюрьму. 

Поделиться в соцсетях:
Читайте также
Комментарии
Комментарии для сайта Cackle
Популярные новости
Вход

Через соцсети (рекомендуем для новых покупателей):

Спасибо за обращение   

Если у вас возникнут какие-либо вопросы, пожалуйста, свяжитесь с редакцией по email

Спасибо за подписку   

Если у вас возникнут какие-либо вопросы, пожалуйста, свяжитесь с редакцией по email

subscription
Подпишитесь на дайджест «Выбор редакции»
Главные события — утром и вечером
Предложить новость
Нажимая на кнопку «Отправить», я соглашаюсь
с политикой обработки персональных данных