Слово о любви

Автор 23/06/2012 | Оставить комментарий | Просмотров: 113

Так тоже можно расшифровать понятия «хоспис» и «паллиативная помощь». Это — для людей

В конце мая в Краснотурьинске началось обсуждение особого социального проекта — создание хосписа. Речь идет и об открытии стационара на 20 коек, и о запуске выездной службы, которую условно можно назвать хосписом на дому. Хоспис — это больше, чем больница. Главные задачи такого учреждения, которое обязательно должно быть государственным и иметь лицензию на медицинскую деятельность, — максимально улучшить качество жизни неизлечимо больных людей и поддержать их родных. Как правило, пациентами хосписов во всем мире становятся онкобольные в четвертой стадии, тяжелые инсультники, словом, люди, готовящиеся покинуть этот мир.

Краснотурьинский хоспис мог бы стать межмуниципальным — таким когда-то был онкодиспансер в городе, а волонтерские службы помощи на дому со временем появились бы во многих городах Северного куста. Думается, принципиально иное отношение к последней болезни и к человеку вообще помогло бы многим: одним — уйти, другим — справиться с горем утраты.

Возможности для создания хосписа есть, и они подкреплены даже законодательно: государство гарантирует гражданам бесплатную паллиативную помощь (а это и есть — хоспис) и готово финансировать эту деятельность. В дополнение — сотрудничество с благотворительными фондами, переговоры с которыми ведутся уже несколько месяцев, и добровольческая помощь. Путь, безусловно, будет небыстрым и непростым, но его стоит пройти. Чтобы кому-то стало хоть чуточку легче.

Так выглядит палата в детском хосписе Казани. «Домашние» условия, максимум внимания и теплоты - к этому стремятся и инициаторы создания хосписа в Краснотурьинске.

В русском языке нет слова «хоспис», а его синоним и по сути, и по содержанию — «богодельня» — если и употребляется, то преимущественно в ироничном контексте. В Краснотурьинске идею создания хосписа с легкой руки депутата Юрия Дубовицкого уже заклеймили: «домом смерти» противники проекта называют учреждение, где — когда все получится — людям, уходящим из этого мира, будут помогать. Речь о том, что даже последние недели и дни могут и должны быть наполнены теплом, любовью, вниманием близких и неравнодушных. В идеале — в домашних стенах (и именно с этой целью создается волонтерское движение «Хоспис на дому»), а для особых ситуаций — в максимально «одомашненном» стационаре (предполагается создание специальной больницы на 20 коек). Главная цель — улучшить качество жизни и больных, и их семей. Плату за услуги хосписа ни с пациентов, ни с их близких не взимают практически нигде.

Вообще, в нашей стране хосписы начинаются как раз с помощи на дому и с создания благотворительных фондов. В Челябинской области, например, власть уже приняла решение об организации хосписной помощи в регионе, уже создан благотворительный фонд «Хоспис», выделены помещения: бывший пионерлагерь, где создадут приют для бездомных — люди будут и сами кормиться от подсобного хозяйства, и на продажу выращивать овощи (деньги от реализации будут направлены на нужды хосписа), и старая гостиница — под сам хоспис. С этой идеей с 1993 года ходил по кабинетам главврач челябинской клинической больницы № 8 Эдуард Рыбин. Наконец-то, сдвинул с мертвой точки. Но вот ведь странность: от Краснотурьинска до Челябинска — 597 км, а словно бы — другая планета. Иначе как объяснить, что главврач нашей горбольницы № 1 Юрий Гончаров, под командование которого волей-неволей переходят практически все медучреждения города, заявляет для прессы, что «надо сделать так, чтобы ни при каких обстоятельствах хоспис здесь не был создан». Юрий Николаевич ссылается на нравственную незрелость общества. Как это? Мы не готовы думать о других? Мы не способны сострадать? У нас кишка тонка обнять плачущего человека и разделить его горе? И как этому научиться, если ничего не делать?

И все же Юрий Гончаров, уверена, заблуждается. Добровольцы, готовые участвовать в проекте «Хоспис на дому» и помогать в перспективе стационару, есть. Их пока немного — около десяти человек, преимущественно женщины. От 18 до 79 (!!!) лет. Тенденция последних дней — волонтерством начали интересоваться студенты медицинского училища. Более того, один молодой человек хотел бы в перспективе стать штатным сотрудником стационара. Также в обозримом времени у хосписного движения появится сайт — его разработкой тоже занимается волонтер, которого деньги — а сейчас это самый популярный упрек: корысть и стремление нажиться на беде — не интересуют. Поэтому Юрий Гончаров и его единомышленники могут сколько угодно рассуждать о «неготовности» людей делать добро — мы будем просто делать, а уж жизнь, самый бесстрастный судья, все расставит по местам.

Сегодня, 21 июня, депутаты краснотурьинской горДумы должны обсудить письма губернатору Куйвашеву (аналогичное письмо должно быть направлено и в областной минздрав) и мэру Верхотурову. В обоих обращениях речь идет о возможности выделения помещения под стационар: есть идея попросить губернатора выделить для хосписа сектор в заводском профилактории, где предполагалось организовать сердечно-сосудистый реабилитационный центр — благо, в бывшем детском саду несколько отдельных входов, а к мэру просьба другого рода — предусмотреть резервные здания, где мог бы разместиться стационар на 20 коек, и произвести оценку их состояния. Какими бы ни были официальные ответы чиновников — их уже ждет в Москве Елизавета Глинка, знаменитый доктор Лиза, основательница киевского хосписа, готовая подключиться к работе над краснотурьинским проектом.

Слышащий да услышит

Что сказать тем, кто считает хоспис злом? Никакое мнение для людей, не понимающих сути, увы, не авторитетно. Но еще в советские годы академик Дмитрий Лихачев, председательствующий в попечительском совете по созданию хосписов в СССР, написал в предисловии к книге англичан Розмари и Виктора Зорзе, чья 25-летняядочь умерла от рака: «Я убежден: хосписы необходимы нашему обществу, в котором уровень боли превзошел все мыслимые пределы. Такова наша трагическая история. Всю сумму страданий, ставших привычными и неизбежными, невозможно отбросить сразу. Нужны усилия тысяч людей, один небольшой шаг за другим, чтобы сделать общество и каждого гражданина в нем немного счастливее, чуть-чуть защищеннее. Хоспис — один из таких шагов. Это путь к избавлению от страха перед страданиями, сопутствующими смерти, путь к восприятию ее как естественного продолжения жизни. То же самое говорят религии, над которыми мы десятилетиями смеялись. Но разве не ясно, что смех этот был грехом, ибо избавление от страха — благо?»

Лихачев надеялся, что мы, помнящие о Гулаге, поймем это лучше других. Прошло более 20 лет. В России создано около 130 хосписов, но этого — мало.

Поделись новостью в социальных сетях

Оставить комментарий

Заметили ошибку в тексте?

Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter
Реклама

Городской справочник

Подать объявление в газету

Баннер 3А

Реклама

Скажи, что ты думаешь

Нужно ли главу отправлять в отставку за то, что не сообщил о конфликте интересов, как это требует закон?

Результаты опроса

Загрузка ... Загрузка ...

Баннер 3В

Реклама

Баннер 3А

Реклама