Трагедия в Ивделе. Многодетная мать успела спасти девятерых детей. Восемь из них – приемные (ВИДЕО)

Автор 10/10/2013 | Оставить комментарий | Просмотров: 29

Страшный пожар, случившийся в частном доме Ивделя в ночь на 9 октября, унес две жизни. 39-летняя мама Лена успела вынести из огня девятерых детей. Не досчитавшись последнего, восьмилетнего приемного сына, снова бросилась в дом… И погибла.

Это все, что осталось от дома, строившегося восемь лет. Фото: Алла Брославская.

Это все, что осталось от дома, строившегося восемь лет. Фото: Алла Брославская.

В семье Елены и Сергея Донских было трое своих детей, сплошь пацаны. А Лена, по словам соседей, все о девочке мечтала. Вот и решилась ребеночка взять…
Говорят, так бывает – приемные родители, узнав, что у ребенка, которого они принимают в семью, есть братики-сестрички, решаются забрать всех. Так и оказались в начале августа этого года в доме Елены и Сергея сразу девять приемышей – семеро мальчишек и две девчонки. Самой маленькой три годика, старшему двенадцать…

Ночное зарево над улицей Елизарова

– Я в ночь работал, – рассказывает Анатолий Сосунов, живущий по соседству с многодетной семьей. – Когда домой приехал, тут уже пожарные были, четыре машины. Зарево такое, ветрище, шифер стрелял так, что куски до самого болота улетали (показывает рукой в сторону соседней улицы Карла Либкнехта).

Ребятню-то в скорую вытаскивали, они прямо закопченные были… Восемь лет соседи дом строили — и все прахом.

Когда полыхнуло, сосед из дома наискосок, Александр Вебер не спал. Услышав шум, выскочил на улицу. Начал стучать в окна.

– Бегал минут десять вокруг дома, пытался попасть внутрь, потом пожарка приехала. Соседка напротив сказала, что Лена всех детей сама на улицу вывести успела. А за последним вернулась – и все… Там и осталась.

12 часов спустя

9 октября. Ветер стих, ясно и морозно. Калитка дома №62 по улице Елизарова приоткрыта. За ней – никого. Большой, добротный дом, еще вчера наполненный ребячьим гомоном, пугает безмолвием. На просторном крыльце – обгоревшая машинка-автомат. На сплошь черном фоне нутра дома ярким пятном выделяется красный огнетушитель, брошенный, по всей вероятности, пожарными в углу веранды. А за домом все выглядит так, словно ничего и не случилось тут двенадцать часов назад. Стриженые газоны, новенькая русская печь, сложенная из кирпича, с пятном копоти – совсем недавно в ней, видимо, пекли настоящий домашний хлеб, пироги. А потом ужинали в уютной беседке, дружно, всем семейством. Прямо перед домом, за невысоким сетчатым заборчиком, широкий ручей, мостик. За ним – качели. И птичник, в котором галдят каждый на свой манер гуси и куры.

– За что? – раздается за спиной. Это соседка баба Муза решилась таки ступить на осиротевший двор.

– Как жалко Леночку, – продолжает Муза Николаевна, – умница девка была. Всех детей в машину загрузит – и поехала. Сама за рулем. Лена со всем легко справлялась, такая проворная, все успевала. А во время пожара ведь ни о чем не подумала – ни документы не спасала, ни вещи — только детей! Она-то у входа прямо лежала, придавило бедную… За что? Зачем так?

Муза Николаевна в окружении еще двух женщин (они с другой улицы) вдруг вспоминают, что живность голодная.

Кидаются искать съестное. А оно все тут, под рукой. Бросают несколько кусков капусты, потом вытаскивают из мешка что-то светлое, сыпучее. Накидывают побольше, про запас. Когда еще накормят?

— За что? — недоумевают женщины, знавшие Лену как отличную мать и хозяйку. Фото: Алла Брославская.

— За что? — недоумевают женщины, знавшие Лену как отличную мать и хозяйку. Фото: Алла Брославская.

Уволилась ради детей

Начальник управления социальной политики Надежда Черникова приняла сразу. Единственное, о чем попросила – не снимать ее. Плачет, не может сдержаться.

– Елена Анатольевна – она ведь коллега наша была, – объясняет Надежда Степановна, – начальник отдела семейной политики и попечительства. В общем, она до того сопереживала всем, что решилась сама детишек взять. Елена Анатольевна – человек, который умел воспринимать чужое горе как собственное (очень тяжело, не могу говорить…) Этот шаг – создать приемную семью – был осознанным. И муж Сергей, ему 46 лет, Лену во всем поддерживал. Решение создать приемную семью одобрил. В ночь трагедии Сергея в доме не было, он ночевал в квартире. Это потому, что работа у него разъездная, вставать приходится в пять утра. Она брала детей семейных, от которых родственники отказались. У Елены с Сергеем было трое своих детей, мальчики. А два месяца назад они еще девятерых в дом приняли. Елена сразу уволилась с госслужбы…

Послесловие

Сижу за столиком в уютном буфете гостиницы Ивдель, жду машину, чтобы уехать домой. На окне маленький магнитофончик, за полчаса по радио трижды на разные голоса сообщили о подробностях трагедии: «…семейный детский дом, здание сгорело, погибли мать и восьмилетний ребенок»…

Вокруг этой трагедии разговоров будет еще немало. Кто-то посочувствует, кто-то и осудит – люди разные.

Молодая сотрудница гостиницы рассказывает:

– Я Лену с детства знаю, мы ровесницы. Учились в разных школах, но город-то маленький.

Говорят, сейчас на детей приемных много платят, но Ленка-то точно не из-за денег взяла. Она просто очень детей любила. И несмотря на то, что детишек куча, выглядела всегда на все 100 – на шпильках, с прической, красивая… За что? Так и хочется кричать. Только куда кричать? Вообще, таким вот матерям при жизни-бы памятник ставить, медаль давать. За то, что дарят детям надежду, позволяют заново родиться и почувствовать себя нужными, родными, счастливыми… Лена это сделала.

Оставить комментарий

Заметили ошибку в тексте?

Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter
Реклама

Городской справочник

Подать объявление в газету

Баннер 3А

Реклама

Скажи, что ты думаешь

На Урал надвигается гонконгский грипп. Как вы поступаете, если чувствуете, что заболели?

Результаты опроса

Загрузка ... Загрузка ...

Баннер 3В

Реклама

Баннер 3А

Реклама