В Чечне русских не любят

Автор 27/02/2012 | 3 комментария | Просмотров: 400

Полицейский из Карпинска шесть месяцев охранял порядок на дорогах недалеко от Грозного

В начале февраля, после 6-месячной командировки в Чечню в числе 38 сотрудников полиции Свердловской области вернулся и инспектор ДПС ОРГИБДД ММО «Краснотурьинский» Владислав Данченко – полгода жизни он провел в полевых условиях и дежурствах на дорогах Северного Кавказа.

– Почему вы решили отправиться в командировку в Чечню?

– В отделение пришла разнарядка, где говорилось, что от краснотурьинской полиции в командировку нужно отправить одного сотрудника. Многие мои сослуживцы уже были в Чечне. В этот раз предложили поехать мне, и я согласился. В Чечню мы выехали из Екатеринбурга в конце июля. Спустя три дня пути на поезде мы добрались до пункта временной дислокации русских полицейских на окраине села Старая Сунжа, в нескольких километрах от Грозного. Там я и провел полгода.

– Какие условия были созданы в Чечне для жизни русских полицейских?

– Пункт временной дислокации – это территория, огражденная забором, обложенным мешками с песком. По периметру установлены вышки с автоматчиками – они дежурили там круглосуточно. У нас была баня, еду готовили в полевой кухне, спали в палатках, которые отапливались газовыми печами.

– Какую работу вы там выполняли?

– Наш отряд состоял из 38 полицейских со всей Свердловской области. Мои сослуживцы были из разных подразделений полиции. В Чечне многим приходилось выполнять обязанности по охране порядка, не связанной с привычной деятельностью. Я также, как и дома, служил инспектором дорожно-патрульной службы. На дороге мы работали вчетвером, я с напарником и два сотрудника службы прикрытия. С вышек нас прикрывали автоматчики. Я останавливал машины, а мой напарник пробивал номера по базе данных, чтобы выяснить — не находится ли автомобиль в федеральном розыске. Также мы проводили досмотр транспорта: проверяли, нет ли оружия или наркотиков. В целом выполнял такую же работу, как здесь.

– Тяжело вам было нести службу в воинственной республике?

– Нелегко, это точно. На дороге было организовано
круглосуточное дежурство. Инспекторы менялись каждые четыре часа. Больше давила психологическая усталость, нежели физическая – русских в Чечне не любят. Когда я останавливал машину, местное население пыталось всячески спровоцировать конфликт: грубили, пытались оказать психологическое давление, намекали, что «закажут» нас. Парни из отряда, которые были до нас, объяснили, что главное не обращать на это внимания и не давать слабину. На дороге в Чечне нужно было быть готовым ко всему, успевать следить за всеми участниками движения. Спустя несколько недель, выработалась привычка при досмотре автомобиля всегда следить за руками и ногами водителей и пассажиров.

– Опасно на дорогах в Чечне?

– Гораздо напряженнее обстановка в соседних республиках: Дагестане и Ингушетии – там орудуют бандформирования. Но и в Чечне неспокойно. Автоматы в багажниках местные не возят, по крайней мере, я такого не встречал, но пистолеты, на которые нет соответствующего разрешения, приходилось изымать часто. В таких случаях мы составляли протокол и вызывали наряды местной полиции. Нарушителей доставляли в отделение, дальше с ними работали их соотечественники. Но бывало, что вскоре у многих из нарушителей, кого забирали в отделение, разрешение на оружие каким-то образом появлялось.

– За время вашей командировки случались ли у вас какие-либо происшествия?

– Был такой случай: однажды я остановил машину, в салоне которой находились три человека. Один из них спал на заднем сиденье, из штанов у него торчал пистолет. Обычно с оружием в Чечне ездят сотрудники местной полиции, вот я и подумал, что пассажир авто — сотрудник правоохранительных органов. Кого везешь, спросил я у водителя? Он ответил, что работает таксистом – пассажира на заднем сиденье видит в первый раз. Я поднял руку вверх, это был сигнал автоматчикам – что-то не в порядке. Затем разбудил спящего – он был сильно пьян: когда вышел из машины, у меня сложилось впечатление, что он даже не понимал, где находится – ничего не видел вокруг. Но первым делом он схватился за пистолет. Достал его, поднял передо мной руку с оружием вверх и снял пистолет с предохранителя. Я схватил его за руку и отобрал оружие. Двое других из авто тут же направились в мою сторону, но их отогнали автоматчики. Оказалось, что все пассажиры в машине – друзья. Разрешения на оружие, конечно же, у них не оказалось. На пьяного чеченца мы составили протокол и передали местным полицейским. Вообще, за полгода нам удалось выявить две машины, которые находились в федеральном розыске. Это хороший показатель работы отряда.

– Как у вас складывались взаимоотношения с местными правоохранительными органами?

– Мы с ними мало общались. В республике практически все полицейские — чеченцы и дагестанцы. Но встречал среди них и пару русских. Конфликтных ситуаций с сотрудниками местных правоохранительных органов не возникало. Что уже хорошо.

– Выезжали ли вы в Грозный? Средства массовой информации сообщают, что в столице Чечни сейчас очень красиво, много новых современных зданий, проведена большая работа по благоустройству города…

– За полгода службы в Чечне в Грозном я был два раза – ездили в госпиталь и на почту. Для того, чтобы выехать за пределы пункта временной дислокации, надо получить специальное разрешение. Просто так гулять в городе нам было запрещено — для нашей же безопасности. Но, действительно, сейчас в Грозном выросли новые высотки, на улицах очень красиво, много зелени, на первый взгляд, везде чистота и порядок.

– Полгода быстро пролетели? Скучали по дому?

– Все очень уставали на работе. Когда приходили с дежурства, практически сразу ложились спать. Все время мы проводили в пункте временной дислокации. Представляете, 38 человек каждый день в одной и той же обстановке, бывало, что надоедали друг другу. Ссоры периодически возникали. Но конфликты быстро забывались. Я не женат, может, поэтому мне было легче, чем многим моим сослуживцам, у кого дома семья. А с родственниками держал связь по сотовому телефону или через Интернет.

Если вам предложат второй раз отправиться в такую командировку, вы согласитесь?

– Многие полицейские практически живут в Чечне, остаются на несколько командировок подряд. Я затрудняюсь ответить, окажусь ли я еще когда-нибудь в Чечне по собственной воле. Сейчас у меня отпуск, собираюсь поехать в санаторий под Екатеринбургом.

Поделись новостью в социальных сетях

  • Просто люб

    Сейчас в Чечне и наши карпинские ребята службы ППСМ. Я уверен они обязательно вернуться живыми и невредимыми. Их ждут семьи, друзья, родители

  • Александр

    Что вы такое пишите?! В Чечне русских очень любят, просто обожают, там везде уют и порядок, и небоскребы всякие, и Ванесса Мэй на скрипке пиликает, я все это видел по тэльавизору. Бородатые басмачи так и норовят угостить вас свежим шашлыком, и президент их добрый Рамзан туризм развивать будет. Скоро полицейским из Карпинска не надо будет ездить в санаторий под Екатеринбург, они будут ездить в санаторий в Чечню, будут гулять там по горам без бронежилетов и автоматчиков. А то что вы написали это фашизм, 282 статья! Чаще вам надо первый канал и НТВ смотреть!

  • СЕРЫЙ

    ОСОБЕННО ЭТА ЛЮБОВЬ У ЧЕЧЕНОВ К РУССКИМ ПОЯВИЛАСЬ В 90 — 94 ГОДАХ

Заметили ошибку в тексте?

Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter
Реклама

Городской справочник

Подать объявление в газету

Баннер 3А

Реклама

Скажи, что ты думаешь

Что бы вы сделали прямо сейчас, если бы была такая возможность?

Результаты опроса

Загрузка ... Загрузка ...

Баннер 3В

Реклама

Баннер 3А

Реклама

Новости Карпинска в вашем почтовом ящике. Еженедельно.

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными материалами vkarpinsk.info

Никакого спама. Все только по делу. Обещаем.

Нажимая на кнопку "Подписаться", вы подтверждаете, что даете согласие на обработку персональных данных.